Бесплатная горячая линия:8-800-080-99-77

Языковая версия:
  • 22 Декабрь, 08:55

    Эксперты прокомментировали новую программу сельхозподдержки

    Министерство сельского хозяйства Казахстана активно пропагандирует новую концепцию Государственной программы развития отечественного агропромышленного комплекса  на 2017–2021 годы. Она, очевидно, призвана скорректировать недочеты действующей программы по развитию агропромышленного комплекса в РК на 2013–2020 годы «Агробизнес-2020». Мнения экспертов разделились. Животноводам господдержка нужна и они надеются на рост этого сектора. А вот в растениеводстве не все довольны.

    Напомним, в начале декабря, после одобрения главой государства, концепция была принята правительством РК. Разработчики документа предполагают, что реализация новой роли агропромышленного комплекса сбалансирует устойчивое развитие страны, увеличит производительность труда и обеспечит повышение уровня жизни основной части населения. Достижение этих целей возможно через масштабную кооперацию.

    Интенсивные сады – современная агротехнология

    В концепции «17–21» предполагается субсидирование на 1 га плодово-ягодных культур и винограда (3,6 млрд. тенге), а также субсидирование стоимости минеральных удобрений (1,2 млрд. тенге).

    По мнению компаний, ориентированных на садоводство, направление госсредств на закладку новых садов стимулирует это направление агробизнеса. Однако исполнительный директор холдинга Raimbek Рустем Сыздыков полагает, что необходимо конкретизировать распределение господдержки.

    По его словам,  программа «Агробизнес-2020», которая действует сейчас, требовала корректировок и новых мер и мероприятий как в отношении политики субсидий, так и в целом концептуальной политики системы регулирования со стороны государства.

    «Мы считаем верным то, что средства из погектарных субсидий перераспределяются на инвестиционные субсидии по закладке плодово-ягодных садов. Если брать конкретно интенсивные яблоневые сады, то на момент, когда мы закладывали свои сады, такой программы не существовало. «Агробизнес-2020» вступил в действие с 2013 года. А мы заложили сады еще в 2009 году. Таким образом, инвестсубсидии на тот момент мы не могли получить. Сейчас в рамках текущего изменения концепции происходит изменение сумм, которые распределяются именно на инвестиционные субсидии: как погектарные, так и другие. Таким образом при закладке новых интенсивных садов мы сможем рассчитывать на инвестиционные субсидии по расходам, связанным с приобретением яблоневых саженцев», – говорит собеседник «Къ».

    Он отмечает, что на протяжении последней пары лет компания Raimbek получала небольшие госсредства, связанные с возмещением расходов на приобретение удобрений. Но это была не столь значительная часть в операционных расходах, чтобы можно было снижать текущую себестоимость яблока.

    «Что касается отрасли в целом, понятно, что сады, которые были заложены, начиная с 2014 года, имели шанс получить инвестсубсидии, и, наверное, предприниматели воспользовались этим. Если новая программа будет работать, то субсидии увеличатся. Ранее сумма в бюджете к распределению в программе была условно 1 млрд тенге теперь будет 3,6 млрд тенге», – считает Рустем Сыздыков.

    Эксперт подчеркивает, что в новой программе делается упор на закладывание интенсивных садов. Интенсивность – это современная агротехнология, при которой затрачивается меньше земельных и водных ресурсов и минеральных удобрений на одну единицу урожая.

    «И мы считаем это более эффективным и правильным, так как надо стимулировать сельхозпредприятия использовать интенсивные современные технологии. Другая сторона – это фактическое отсутствие инфраструктуры для таких технологий. В капитальных затратах в основном импортная составляющая: саженцы, система капельного орошения. Это делает поддержку в виде субсидий менее эффективной», – комментирует г-н Сыздыков.

    Таким образом, эксперт обозначает два проблемных вопроса в концепции. Первый – отсутствие фокуса на создание инфраструктуры воспроизводства и снижение капитальных затрат путем создания местных производств (питомников, заводов по производству систем капельного орошения и пр.).

    Второй – слабая поддержка и проработка мер в отношении создания мощностей переработки плодоовощной продукции. По его словам, в настоящее время это направление в Казахстане слабо развито. На территории Алматинской и Южно-Казахстанской областей очень немного предприятий, которые занимаются переработкой овощей или фруктов. И в этом году производители, которые имели определенные избытки или отходы в виде нетоварного яблока испытывали проблемы с возможностью сдачи этого продукта на переработку. При этом, в прежней программе «Агробизнес-2020» были заложены инвестиционные субсидии на возмещение расходов, связанных с модернизацией или с установкой новых мощностей, цехов по консервации плодоовощной продукции.

    В качестве позитивного момента представитель компании Raimbek отмечает тот факт, что господдержка косвенно будет влиять на себестоимость 1 тонны полученного яблока.

    «К примеру, мы потратили 10 млн тенге на 1 га сада по интенсивной технологии. В результате получили за 5 лет с начала вегетации 150 тонн яблока с га (в хорошем сценарии). Соответственно, у нас на 1 кг яблока будет отнесено 15 тенге расхода в виде амортизации вложений при инвестсубсидиях в размере 3 млн тенге на га. Расходы в виде амортизации будут уже не 15 а 10 тенге. И это без субсидий на удобрения.

    Но если бы у нас были бы питомники и местный завод капельного орошения, то сумма инвестиций сократилась условно с 10 до 8 млн тенге, а 30% субсидий уменьшили бы ее еще до 5,5 млн. Это, во-первых, сделало бы технологии еще более доступными, а во-вторых, позволило бы государству оказать еще больше поддержки.

    В текущих же условиях всё импортное. Чтобы заложить сад, надо привезти саженцы из Европы, купить импортную систему капельного орошения, привезти антиградовую солнцезащитную сетку… Если бы все эти составляющие были местного производства, то и сама сумма инвестиций была меньше минимум на 20%. Соответственно, и госсредств на возмещение инвестзатрат уходило бы меньше», – рассказывает эксперт.

    Основатель проекта Arba Wine Зейнулла Какимжанов говорит, что виноградарство никакой поддержки не получает. Были программы субсидирования, но они были так построены, что невозможно было что-то получить, поскольку те сорта винограда, которые привозила компания Arba Wine, никогда не были в списке субсидирования.

    «Мало того, в виноградарстве есть интересная особенность – винодельческий завод не может пользоваться аграрными льготами, даже если у него есть свои виноградники. У нас немного другая схема – завод на одном балансе, а виноградники – на другом. Виноградники попадают под режим поддержки. Но если рассматривать виноградарство как отдельный сектор, то мы не попадаем ни под какие программы», – говорит Зейнулла Какимжанов.

    По его словам, виноградарство в части виноделия – это самый длинный цикл в производстве. Виноград этого года может списываться не в том году, когда вырос, а по мере реализации вина. А это может быть и пять, и десять лет. Поэтому самая сложная индустрия – виноделие и виноградарство, – осталась вне льготирования. А необходимость в поддержке государства есть. Тем более, что виноделие относится к сельскому хозяйству.

    «В новой программе указано, что погектарное субсидирование будет осуществляться по интенсивным садам. Но виноградники не бывают интенсивными. По правилам виноградарства урожай ограничивается. Качественное вино может быть получено лишь при ограничении урожайности виноградников. Даже если посмотреть на субсидирование удобрений – тут тоже не наш случай. Так что мы «пролетаем» как всегда», – говорит собеседник «Къ».

    Эксперты полагают, что в новой программе отчетливо виден упор на сельскохозяйственную кооперацию как механизм повышения эффективности и производительности во всех видах сельхозпроизводства (животноводство и растениеводство), а также на повышение производства комбикорма для животноводства. Но вопрос распределения  между направлениями достаточно сложный. Ведь нужен механизм выделения приоритетных направлений с учетом множества факторов оценки каждой отрасли.

    Это могут быть: 1. Валовый доход с единицы продукции; 2. Уровень импорта; 3. Уровень экспорта и наличие спроса на международном рынке; 4. Готовность инфраструктуры и текущая себестоимость; 5. Потребности в дополнительных капитальных инвестициях в отрасль. Сейчас, по их словам, такого прозрачного и взвешенного механизма (критериев) нет, чтобы сказать, правильно ли на животноводство направлять и в такой пропорции.  Это еще одна концептуальная задача, которая могла бы стоять в концепции программы.

    Против химии

    Зейнулла Какимжанов при этом против интенсивного садоводства. Оно предполагает усиленную химизацию производства и в перспективе убивает почву.

    «Зачем нам стимулировать химизацию производства, когда у нас достаточно земель для выращивания полуинтенсивных садов? И будущее садоводства – это полуинтенсивные и неинтенсивные сады. В Европе известны «остатки» интенсивных садов. За 25 лет происходит насыщение почвы химическими удобрениями и она становится непригодной. Так что эта программа поддерживает устаревшие тенденции в мировом садоводстве и виноградарстве», – говорит эксперт.

    Он убежден, что правило – чем больше урожая – тем лучше – это старая советская методика, и на самом деле это не так. По его мнению, и у яблока должна быть ограничена урожайность.

    «Вообще Казахстан должен производить стопроцентно экологически чистые яблоки и виноград. Всё сельское хозяйство у нас должно быть экологически чистым, без высокой интенсификации и химизации. У нас хватает земель, резко континентальный климат может давать хорошее качество продукта – ягод, фруктов, винограда и так далее», – считает винодел.

    По его мнению, в будущем продукты, выращенные естественным способом, будут пользоваться гораздо большим спросом, на них будет самое высокое ценообразование.

    «Сейчас в мире уже есть такая тенденция. И нам не надо пользоваться устаревшими наработками путем приобретения импортного скота или закладывания интенсивных садов. А низкие объемы производства компенсируются ценой. В современном сельском хозяйстве качественный урожай при пониженной урожайности стоит дороже, чем рядовой урожай с высокой урожайностью и интенсивностью. Эффективность такого производства выше», – полагает г-н Какимжанов.

    По материалам kursiv.kz

    Ваш email не будет опубликован.

    Подпишитесь на информационную рассылку